Оксана (Ксю) Путан (ksy_putan) wrote,
Оксана (Ксю) Путан
ksy_putan

А в ресторане, а в ресторане…(с)

А бывали времена, когда рестораны были основным местом досуга. Да-да.  Я про 80-е и начало 90-х  годов сейчас говорю.  Такое было время…

Некоторые предприимчивые директора заводских Домов Культуры пытались «отбить» клиентуру у ресторанов, проводя вечера «Кому за 30». Но успехом такие вечера пользовались небольшим.  Ибо на две дюжины красавиц в полном расцвете сил набиралось от силы с пяток мужичков не первой свежести. Да и спиртное на таких вечерах после 85-го года было под запретом. А пить вино втихаря в туалете при полном параде как-то не комильфо, согласитесь.

А в ресторане и выпивка, и закусь, и живая, как правило, музыка, танцы и контингент поприличнее.  Попасть вечером было в ресторан не так-то просто.  Столики заказывались за неделю.  А пара свободных столиков всегда придерживалась для «своих».  Впрочем, можно было «позолотить ручку» швейцару и оказаться в списке «своих».  Опытный швейцар был круче, чем десяток нынешних сотрудников службы безопасности.

Первую половину дня рестораны жили в быстром, обеденном темпе.  Утро начиналось с подготовки.  Столы сервировались полной сервировкой.  Нарезался хлеб и выкладывался в сервировочные столы (они стояли в зале). Там же хранились запасные приборы.  Бокалы, вилки-ножи протирались насухо и до блеска.  Как правило, на протирку шли списанные льняные скатерти.
Обед – это постоянные посетители вкушавшие «комплексный обед» за 1 рубль 55 копеек и командировочные, для которых суп – лишь добавка к запотевшему графинчику, для «починки организма».  После каждого посетителя специальной щеткой сметались все крошки со скатертей и стол снова сервировался по новой, по полной.  Стаканы-фужеры, нож-ложка справа, вилки слева и так далее. Накрахмаленные тканевые салфетки затейливо выставлялись.  Никаких послаблений – «Мы же ресторан первой категории!!»

А смена скатерти в присутствии посетителя? Это же было целое искусство. Снять старую скатерть, одновременно натягивая новую, так чтобы ни краешек стола не обнажился – такому трюку годами учились.

А уж какие были об ту пору официанты – не передать.  Просто так с такой «хлебной» работы никто не уходил.  Не годами – десятилетиями работали. Пятидесятилетняя официантка – вполне распространенное явление.  С филигранно отточенным мастерством и метким глазом – как рентген каждого посетителя считывали моментально.  Вы ещё сесть за стол не успели, а она уже знает, что вам предлагать и чего от вас ждать.  Их бы профайлерами в ФБР – цены бы не было.  Нервы у них как стальные канаты – на этой работе они успели всякого повидать.

Писатель, вроде Артура Хейли, на таком материале сумел бы кучу романов написать. «Официант», «Швейцар», «Лабух» и так далее. Увы, я не писатель, в советской школе мне прочно вбили в голову, что «Краткость – сестр т».  А жаль, жаль…
Так вот официанты.  Попасть на эту работу с улицы было нельзя. На случайно освободившееся место – конкурс в сорок человек.  Три месяца счастливчик ходил в учениках, и первые два месяца его точно к обслуживанию гостей не допускали. Затем следовал экзамен на разряд и только потом «самостоятельное плавание».  Совсем не то что сейчас – только приняли на работу и уже берет заказ. Не зная меню, не зная правил.
Тех, старых официантов, за три месяца учебы выдрючивали и с рушником навытяжку стоять, и тенью незаметной банкеты «в обнос» обслуживать.  Меню назубок.
В среднем чаевых в плохой день бывало в половину месячной зарплаты.  А в хороший день и поболе.  И это при средней по стране зарплате в сто тридцать рублей.
Вот потому многие официанты и взирали на посетителей слегка снисходительно и невозмутимо. Легко быть невозмутимым, зная, что дома матрац набит 50-рублевыми купюрами))

Да и вообще, за свою работу, этой официантке столько генералов, профессоров, народных артистов и других «ответственных лиц» пришлось выловить из салата Оливье, что устрой ты сейчас на столе голышом пляски с бубнами, она лишь поднимет одну бровь и устало скажет швейцару: «Михалыч, угомони танцора».  Может по обстоятельствам добавить: «Это свой, наряд не вызывай».  А пока швейцар клиента удаляет – быстро щеточкой по столу вжик-вжик и по новой полную сервировку. Работа есть работа.

Продолжение следует.
  
Tags: попа в ракушках
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author