Оксана (Ксю) Путан (ksy_putan) wrote,
Оксана (Ксю) Путан
ksy_putan

А в ресторане, а в ресторане…(с) продолжение

начало тут
С двух до четырех ресторан закрывался на обед.  Пока уборщица, сдвигая столы, освежала пол – можно было сесть самим и спокойно перекусить, перекурить, посчитать денежки, подбить чеки. А затем начиналось все сначала, но уже не так торопливо, как в первой половине дня.   Протирались бокалы, приборы, накрывались столы.  И хоть официально ресторан открывался в четыре, залетных посетителей сажали неохотно. Основное действо разворачивалось после пяти.

Потихоньку подтягивались музыканты, настраивали инструмент.  Ресторанные музыканты, они же лабухи, они же лабусы –  особой породы.  Помимо современных хитов и популярных песен «прошлых лет» они могли под заказ сыграть (слабать) любую песню – без репетиций и распевок.  И порой получше оригинала.

Зал потихоньку наполнялся.  Нарядные дамы, степенные (пока ещё) мужчины, парочки и компании.

Официанты принимали заказ, и плыли дальше – к кассовым аппаратам. Вставляли свой ключ в аппарат и начинали с пробивки чеков.  Все пробивалось по отдельности – на разные позиции – холодный цех, горячий цех, буфет.  Аппарат пробивал только сумму, а наименования приходилось писать на чеке вручную. «С-т Столичный», «Эскалоп», «Водка 0,5» и так далее.  Потом подписанные чеки по окошкам – по цехам разносились.  А дальше по очереди, по мере готовности. Хотя если дружишь с поварами – то «мера готовности» ускорялась. Получишь алкоголь в буфете и прочие напитки и стоишь с подносом у окошка холодного цеха, каблучком нетерпеливо щелкаешь – не нести же напитки без закуси.  Это с горячим можно не торопиться – если отдельно не просили поскорее принести. А салаты надо срочно отдавать.

Обычно зал делился на позиции, по 4-6 столов. Были удачные позиции, были не очень. И уж точно никто не рвался обслуживать банкетный, закрытый зал. Потому что беготни там много, а чаевых не бывает.  Так что банкет чуть ли не по жребию тянули.

А в зале вечер, начинавшийся с тихих голосов под негромкую музыку менял тональность.  Лица краснели, манеры теряли скованность, и постепенно начинались танцы.  Что в ресторанах, что на танцплощадках тех лет, была странная особенность – никто не решался первым выйти в центр зала.  Ждали долго, переглядывались в нетерпении, но не решались. Пока какой нибудь отчаянный смельчак не ставал из-за стола с вызовом – «да что тут такого» и не начинал танцевать первым. И тогда, вслед за ним, все как по команде пускались в пляс.

А потом у музыкантов заканчивалась «произвольная программа» и начиналась «заказуха».  Хочешь повторить песню или услышать ту что «сердцу ближе» - несешь червончик на эстраду.  И сыграют, и споют.
Помню  как-то в ресторане гуляли две большие компании. Одни – монтажники командировочные, другие – моряки.  Червончики летали к музыкантам весь вечер. В результате все слушали только две песни.  Лирическая «У моря, у синего моря, с тобою мы только с тобою…» чередовалась с бодрой «Не кочегары мы, не плотники!».   Ну не привыкать, и не такое видали.
Публика в ресторане была…впрочем, продолжение следует.
Tags: попа в ракушках
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author